Николай Ткачев: По зову родной земли

Сельский мальчишка из курской глубинки с романтической душой и пристальным, цепким взглядом на мир. Курсант мореходки в далеком Калининграде и штурман дальнего плавания, увидевший весь мир. Наконец, бесстрашный прокурор, проявивший беспрецедентную стойкость в многолетнем противодействии коррупции высших чинов Курской области. Все это он – Николай Александрович Ткачев. В книге, которая вышла в свет в Издательском доме «Славянка», он откровенно рассказал «о времени и о себе» и о многом другом. Настоятельно рекомендую!

Сильнее всего меня захватили главы о детстве и юности автора книги. Он родился в Глушковском районе после войны, в многодетной семье. Окончив среднюю школу, один поехал в далекий Калининград, поступил в мореходное училище. Распределение получил в Мурманск, много плавал, увидел немало стран, о чем интересно повествует в своей книге. Как и о том, почему стал прокурором, с какими людьми сводила судьба, что пришлось пережить в те непростые для страны и всех нас годы. Книга читается легко и увлекает еще и потому, что с автором я знакома. Но его личность предстает здесь по-новому. Сработал эффект неожиданности. В конце девянос­тых, работая в муниципальной газете «Городские известия» в отделе политики, я, как многие куряне, не пропускала ни одной острой публикации в СМИ о борьбе правоохранительных ведомств и областной Думы с расхищением бюджета, с коррупцией во власти. Ключевую роль в этом жесточайшем противостоянии сыграл Николай Ткачев. Журналисты смотрели на него не иначе как на бесстрашного героя. Позже, когда он стал заместителем губернатора в администрации Александра Михайлова, довелось общаться и очно. Нечасто. Понимала, что это человек долга, чести, большого мужества. Интеллектуал, начитан, не чужд любви к художественной словесности. Всегда сдержанный, немногословный на публике, тщательно продумывающий свои действия и оценки.

Тем поразительнее было впечатление от писательского таланта Николая Александровича. В книге ярко видна его человеческая натура, цельность характера, сыновняя преданность родной земле, знание людей, верность своим принципам и убеждениям. Ярко, сочно, в тончайших деталях живописует он свое детство… Словно ты сама оказываешься на этих сельских просторах, восхищаешься красотой окрестных мест, дышишь ароматом луговых трав, зеленых дубрав, испытываешь захватывающую остроту забав сельских пацанов. Явственно представляешь всех самобытных персонажей, населяющих книгу. Родню, односельчан, друзей, учителей, однокурсников, сослуживцев – всех, с кем свела автора судьба. В книге немало замечательных описаний мест, где промчалось его детство, милых ­сердцу воспоминаний, трогательных и проникновенных.

«Названия стариц, лесных урочищ ласкали слух своей мелодичностью, хранили память о былом, давно ушедшем: Залужное, Малинное, в котором в изобилии водятся золотистые красноперки, просто Речка, а вот Дублянка своим названием напоминает о когда-то окружавших ее дубовых лесах; под крутым склоном, поросшим сосновым лесом, змеей извивается Барманец, мне он возвращает память о давно ушедших словах «бармы, бармицы» – драгоценные, жемчужные оплечья. И в самом деле, Барманец, как оплечье, тесно прижимаясь, вьется вокруг старого пойменного лиственного леса. Здесь, в укромном месте, мы очень любили купаться в самые жаркие июльские дни. Выскочив из воды, стуча зубами, падали на чис­тый песок. Воздух же напоен густым запахом живицы-ладана, стекающего с кудрявых сосен, возвышающихся над нами на склоне крутого бугра. А какие там караси!»

Или это: «Возле храма, напротив пруда, окруженного такими же вековыми, как церковные тополя, ракитами, вербами, стоял дом моих родителей. Мой родной дом! В этом селе родились и выросли мои отец и мать: Александр Стефанович и Ефросинья Михайловна. Там же предан земле их прах. Жили они простой крестьянской жизнью, прерванной войной, с которой отец вернулся в конце 1945-го. А вот в других ближних трех дворах… мужей и отцов не дождались. По трое, четверо детей в каждой из этих семей… Матери-вдовы выкормили и воспитали своих детей тружениками и хорошими людьми… Тяжкая была вдовья доля в послевоенные годы, но они шли по жизни с удивительной выдержкой, берегли, растили детей. Радовались им и никогда не жаловались на судьбу. Да и кому было жаловаться? Много односельчан не вернулось в село.


А тополя, окружающие храм, все еще стоят. Они по-прежнему радуют людей весенней зеленью, пряным запахом липких почек, осенним золотом листьев. Сколько поколений находили здесь тень и отдых в летний зной! Сколько молодых пар под вечными звездами любовались друг другом, укрывшись за мощными стволами. Тополя – часть нашей жизни, а мы – часть долгого бытия этих седых исполинов».

А вот и о школьных годах: «В селе была семилетняя школа. В первом классе нас было около тридцати учеников, к седьмому дошли тринадцать. Двоечников и второгодников отцы тогда обучали просто: не хочешь учиться – иди работать. В восьмой класс четверо из нас, окончивших семилетку, пошли в соседнее село. От дома до школы десять километров. Туда и назад – на велосипеде, пока дороги не расквасило, а чаще пешком… В пять утра из дому, к пяти вечера возвращались… В те времена никто школьников обедами не кормил, ни платными, ни бесплатными». А еще не было электричества, телевизора и радио. Досуг скрашивали книги, которые мальчишкой он читал запоем.

В школе серьезно увлекся математикой и литературой, и экзамены в училище сдал на «отлично». Первая парусная практика, первый выход в море, первые потери – погибли семь его однокурсников. Самого Николая, сидевшего в готовой к отплытию шлюпке, в самый последний момент заставил вылезти из нее судовой врач. Потом было знакомство с прекрасной Ригой, Таллином, работа на рыбопромысловом судне, первый заход в иностранный порт Гавану. Первый отпуск и возвращение в родной дом после долгой разлуки.

 «…Иду лугом. Вокруг все такое родное, дорогое. Эти дороги и тропки совсем недавно топтали наши босые от мая до сентября ноги. Исхожены они вдоль и поперек». Большая часть книги посвящена морскому прошлому автора. В долгих походах много читал и размышлял. Например, над дневниками Льва Толстого. И такой вот личный вывод сделал: «Любые дневники, в отличие от публикуемых произведений, не несут в себе осторожности и публицистического пафоса. Они – сокровенные излияния души». Думается, и книга Николая Александровича построена на таких же сокровенных личных переживаниях и думах, доверенных дневнику.

«Морская моя жизнь длилась до сентября 1973 года. То были прекрасные годы. Молодость легко выдерживала сложности морской работы, ее немалые тяготы… Пришло время обзаводиться семьей, а будущая жена была родом из того же села, что и я». И вот возвращение в родные края. Учебу заочно он закончил в 1975 году. И бывают же совпадения! Тот же университет и в том же году окончил президент Владимир Путин! Могли где-то пересечься, наверное! В 1986 году Николай Ткачев возглавил прокуратуру Калининградской области, а в 1991 году – Курской области. Ситуация с преступностью в те годы была неблагополучной. Об этом Ткачев пишет подробно и со свойственной прокурору скрупулезностью. Вывод делает короткий: «Вымирало российское село, в очередной раз обманутое и спившееся. Не от лени – от безысходности». Сколько за те годы потрачено душевных и физических сил, здоровья, автор умалчивает. Зато с великой благодарностью называет имена курских журналистов, ныне, слава богу, здравствующих, которые в силу своих профессиональных возможностей также боролись с правовым беспределом, расхищением бюджета в те годы. Личная скромность автора достойна глубокого уважения. О себе он написал так: «Нет смысла вспоминать мне о моих собственных трудах в администрации области (возглавляемой А.Н. Михайловым – ред.). Их было много, и мне за них не стыдно ни перед курянами, ни перед детьми и внуками. Скажу лишь, что работали мы практически без выходных. На службу я приходил в 7час. 15 мин., домой возвращался поздно вечером. За четырнадцать лет работы никуда не ездил в отпуск… И вот в марте 2014 года в условиях сверхперегрузки я оказался в областной больнице. Сердце».

Молодым курянам, родившимся в новой России – в 1991 году и после, – советую познакомиться с книгой мудрого, сильного, много повидавшего на своем веку, но несломленного обстоятельствами человека. Она написана для вас. Тех, кто идет вслед уходящему поколению «советских людей». Чтобы знали и помнили!

Ольга Афанасьева


< Вернуться к содержанию

крестьянская застава # 05-2021

Комментарии пользователей



Последний комментарий